Сказки, рассказы

Виктор Драгунский. Кот в сапогах

– Мальчики и девочки! – сказала Раиса Ивановна. – Вы хорошо закончили эту четверть. Поздравляю вас. Теперь можно и отдохнуть. На каникулах мы устроим утренник и карнавал. Каждый из вас может нарядиться в кого угодно, а за лучший костюм будет выдана премия, так что готовьтесь. – И Раиса Ивановна собрала тетрадки, попрощалась с нами и ушла.


И когда мы шли домой, Мишка сказал:


– Я на карнавале буду гномом. Мне вчера купили накидку от дождя и капюшон. Я только лицо чем-нибудь занавешу, и гном готов. А ты кем нарядишься?


– Там видно будет.


И я забыл про это дело. Потому что дома мама мне сказала, что она уезжает в санаторий на десять дней и чтоб я тут вел себя хорошо и следил за папой. И она на другой день уехала, а я с папой совсем замучился. То одно, то другое, и на улице шел снег, и все время я думал, когда же мама вернется. Я зачеркивал клеточки на своем календаре.


И вдруг неожиданно прибегает Мишка и прямо с порога кричит:


– Идешь ты или нет?


Я спрашиваю:


– Куда?


Мишка кричит:


– Как – куда? В школу! Сегодня же утренник, и все будут в костюмах! Ты что, не видишь, что я уже гномик?


И правда, он был в накидке с капюшончиком.


Я сказал:


– У меня нет костюма! У нас мама уехала.


А Мишка говорит:


– Давай сами чего-нибудь придумаем! Ну-ка, что у вас дома есть почудней? Ты надень на себя, вот и будет костюм для карнавала.


Я говорю:


– Ничего у нас нет. Вот только папины бахилы для рыбалки.


Бахилы – это такие высокие резиновые сапоги. Если дождик или грязь – первое дело бахилы. Нипочем ноги не промочишь.


Мишка говорит:


– А ну надевай, посмотрим, что получится!


Я прямо с ботинками влез в папины сапоги. Оказалось, что бахилы доходят мне чуть не до подмышек. Я попробовал в них походить. Ничего, довольно неудобно. Зато здорово блестят. 


– А шапку какую?


Я говорю:


– Может быть, мамину соломенную, что от солнца?


– Давай ее скорей!


Достал я шляпу, надел. Оказалось, немножко великовата, съезжает до носа, но все-таки на ней цветы.


Мишка посмотрел и говорит:


– Хороший костюм. Только я не понимаю, что он значит?


Я говорю:


– Может быть, он значит «мухомор»?


Мишка засмеялся:


– Что ты, у мухомора шляпка вся красная! Скорей всего, твой костюм обозначает «старый рыбак»!


Я замахал на Мишку: – Сказал тоже! «Старый рыбак»!.. А борода где?


Тут Мишка задумался, а я вышел в коридор, а там стояла наша соседка Вера Сергеевна. Она, когда меня увидела, всплеснула руками и говорит:


– Ох! Настоящий кот в сапогах!


Я сразу догадался, что значит мой костюм! Я – «Кот в сапогах»! Только жалко, хвоста нет! Я спрашиваю:


– Вера Сергеевна, у вас есть хвост?


А Вера Сергеевна говорит:


– Разве я очень похожа на черта?


– Нет, не очень, – говорю я. – Но не в этом дело. Вот вы сказали, что этот костюм значит «Кот в сапогах», а какой же кот может быть без хвоста? Нужен какой-нибудь хвост! Вера Сергеевна, помогите, а?


Тогда Вера Сергеевна сказала:


– Одну минуточку…


И вынесла мне довольно драненький рыжий хвостик с черными пятнами.


– Вот, – говорит, – это хвост от старой горжетки. Я в последнее время прочищаю им керогаз, но, думаю, тебе он вполне подойдет.


Я сказал «большое спасибо» и понес хвост Мишке.


Мишка, как увидел его, говорит:


– Давай быстренько иголку с ниткой, я тебе пришью. Это чудный хвостик.


И Мишка стал пришивать мне сзади хвост. Он шил довольно ловко, но потом вдруг ка-ак уколет меня!


Я закричал:


– Потише ты, храбрый портняжка! Ты что, не чувствуешь, что шьешь прямо по живому? Ведь колешь же!


– Это я немножко не рассчитал! – И опять как кольнет!


– Мишка, рассчитывай получше, а то я тебя тресну!


А он:


– Я в первый раз в жизни шью!


И опять – коль!..


Я прямо заорал:


– Ты что, не понимаешь, что я после тебя буду полный инвалид и не смогу сидеть?


Но тут Мишка сказал:


– Ура! Готово! Ну и хвостик! Не у каждой кошки есть такой!


Тогда я взял тушь и кисточкой нарисовал себе усы, по три уса с каждой стороны – длинные-длинные, до ушей!


И мы пошли в школу.


Там народу было видимо-невидимо, и все в костюмах. Одних гномов было человек пятьдесят. И еще было очень много белых «снежинок». Это такой костюм, когда вокруг много белой марли, а в середине торчит какая-нибудь девочка.


И мы все очень веселились и танцевали.


И я тоже танцевал, но все время спотыкался и чуть не падал из-за больших сапог, и шляпа тоже, как назло, постоянно съезжала почти до подбородка.


А потом наша вожатая Люся вышла на сцену и сказала звонким голосом:


– Просим «Кота в сапогах» выйти сюда для получения первой премии за лучший костюм!


И я пошел на сцену, и когда входил на последнюю ступеньку, то споткнулся и чуть не упал. Все громко засмеялись, а Люся пожала мне руку и дала две книжки: «Дядю Степу» и «Сказки-загадки». Тут Борис Сергеевич заиграл туш, а я пошел со сцены. И когда сходил, то опять споткнулся и чуть не упал, и опять все засмеялись.


А когда мы шли домой, Мишка сказал:


– Конечно, гномов много, а ты один!


– Да, – сказал я, – но все гномы были так себе, а ты был очень смешной, и тебе тоже надо книжку. Возьми у меня одну.


Мишка сказал:


– Не надо, что ты!


Я спросил:


– Ты какую хочешь?


– «Дядю Степу».


И я дал ему «Дядю Степу».


А дома я скинул свои огромные бахилы, и побежал к календарю, и зачеркнул сегодняшнюю клеточку. А потом зачеркнул уж и завтрашнюю.


Посмотрел – а до маминого приезда осталось три дня!