Выдающиеся личности

Древнегреческий историк и географ - Страбон

Страбон (ок. 64 г. до н. э. – ок. 24 г. н. э.) - выдающийся древнегреческий историк и географ. Он много путешествовал и сделал очень много важных и полезных заметков. Знаменитая сегодня «География» в 17 книгах была написана Страбоном на греческом языке около 18 года н.э., когда автору было уже более 80 лет.

 

Древнегреческий историк и географ родился в 63 году до н. э. в Амасии, расположенной в ста километрах от южного берега Черного моря, на дороге, ведущей к Средиземноморью. Именно здесь, перебравшись с острова Крит, поселились родители Страбона. О своем отце писатель ничего не сообщает. Подробно рассказывая о родственниках со стороны матери, Страбон стремится подчеркнуть знатность своего рода. Сильное влияние на формирование будущего географа оказал основатель школы стоиков философ Зенон, живший за два века до Страбона. Природа не наделила его ярким талантом писателя, способностью к оригинальному мышлению, сила его была - в скрупулезности, умении собирать и обобщать факты, всесторонней образованности - в том, что принято называть энциклопедичностью.

 

Страбон решил подробно рассказать обо всех частях известного в ту пору "круга земель". Готовился он к этому труду всю жизнь: много странствовал по свету, предпочитая довериться своим глазам, если представлялась возможность.

 

В эпоху Страбона римляне строили великолепные дороги. Они тщательно планировались, их покрывали гравием или мостили, снабжали кюветами. Основная магистраль вела из Британии через всю Европу в Иллирию (на Балканах), затем в Малую Азию, Сирию - до Индийского океана. Другой путь шел из Кадиса через Пиренеи, Галлию и Юрские горы к Виндобоне (Вене). 90 тысяч километров главных и 150-200 тысяч километров второстепенных трасс - то, что оставили римляне в наследство средневековой Европе и Византии.

 

Туризм становился привычным и модным. Особые бюро предоставляли желающим указатели, справочники, путеводители. Географические карты изображались на стенах, одна из таких карт украшала стену римского дворца. Походные же справочники приобретали иногда довольно неожиданную форму, - например, серебряного сосуда, украшенного маршрутом от Гадеса (Кадиса, на юге Испании) до Рима с указанием всех промежуточных станций и расстояний между ними.

 

В 63 году до н. э. Митридат VI Евпатор погиб, а Понт попал в полную зависимость от Рима. Страбон был выходцем из понтийской элиты. Прадед Страбона был в свое время одним из лучших полководцев Митридата VI Евпатора, но дед Страбона вовремя перешел на сторону римлян и после их победы семья Страбона сохранила свое состояние и в дальнейшем уже всегда придерживалась проримской ориентации.

 

Страбон получил прекрасное образование и, увлекшись географией и историей, много путешествовал по Малой Азии, Греции, Италии и Египту. Он подолгу бывал в Риме и пользовался расположением многих знаменитых и влиятельных римлян, будучи своим в среде римской знати. Его «Исторические записки», вызывавшие восхищение современников и являвшиеся продолжением «Всемирной истории» Полибия, не сохранились. Но его фундаментальный труд «География», завершенный им уже в 70 летнем возрасте, и поныне является одним из основных источников наших знаний о большинстве римских провинций и о сопредельных с Римом странах.

 

Страбон поведал о пяти сооружениях, удостоенных звания "чудес света". Садов в Вавилоне в ту пору уже не существовало. Статуе Зевса Олимпийского, созданной Фидием в 30-х годах V века до н. э., он уделил немало хвалебных строк, но не аттестовал ее как "чудо света", как и храм Артемиды Эфесской, и Фаросский маяк, которые видел воочию.

 

Он сообщает только, что мыс острова Фароса - "это скала, омываемая морем; на ней находится удивительная по своей архитектуре многоэтажная башня из белого мрамора. Башню эту принес в дар Сострат из Книда, друг царей, ради спасения мореходов, как гласит надпись". Чуть подробнее поведал Страбон об Артемисионе - храме Артемиды в Эфесе, перечислив, кем, как и на чьи средства строилось это святилище, и лишь мимоходом упомянув имена архитекторов и печальной памяти Герострата.

 

Страбон не раз бывал в Египте. По его описанию Александрии можно и сейчас без труда составить план города.

 

Далее о маршруте своего следования он сообщает, что "когда Элий Галл был префектом Египта, я поднялся по Нилу и состоял в его свите вплоть до Сиены и границ Эфиопии". Маршрут не отличался новизной. Тысячи путешественников, устремлявшихся в страну фараонов, двигались тем же путем по узкой долине Нила.

 

Из Александрии дорога вела к Канопу (близ современного Абукира), с которым ее связывал двадцатикилометровый канал. В Канопе Страбона заинтересовал храм Сераписа, где усыпляли больных, чтобы те во сне получили от оракула указания о способах своего исцеления.

 

Из Канопа часть туристов отправлялась дальше на юг - к Гелиополю. Там кончалась дельта и начинался собственно Нил. Мемфис - озеро Мерида - Абидос - Фивы - Сиена - острова Элефантина и Филе.

 

В Мемфисе - самой древней столице Египта - Страбон мимоходом упоминает о единственных уцелевших свидетелях его истории - пирамидах, а затем переключает свое внимание на священного быка Аписа, который, по египетским верованиям, считался воплощением бога Пта.

 

Близ Мемфиса, у Мерридова озера находилась удивительная постройка, возведенная в XIX веке до н. э. фараоном Аменемхетом III. Из всех исследователей, писавших о лабиринте, Страбон - единственный, кто раскрыл политический смысл этого загадочного дворца. Огромный лабиринт символизировал весь Египет, объединенный властью фараона, связывающей народ и государство в одно целое.

 

Страбон обошел и изъездил Каппадокию и Фригию (в Малой Азии), побывал в горах Тавра и у подножия Кавказа, на берегах Ионии (в Эфесе), на Кикладских островах, в Коринфе. Семнадцатая книга "Географии" больше напоминает путевой дневник, чем научное сочинение. Она содержит подробности, которых больше нет ни у одного античного автора.

 

Приняв концепцию Эратосфена о связи Северного океана и Каспийского моря и о том, что Северный океан лежит не так уж далеко от Каспия, Страбон по сути урезал просторы Северной Евразии (и особенно Северной Азии) до ограниченного узкого пространства по обе стороны «пролива» между морем и океаном (извл. 4, 6). Таким образом, посчитав не заслуживающими внимания данные Геродота и некоторых других авторов о Каспии как о внутреннем море, представления об обширности североазиатских земель, Страбон сам допустил роковую ошибку. Византийские и европейские географы, повторно «открывшие» Страбона уже в эпоху Средневековья, поверили ему в отношении северных территорий Евразии даже больше, чем Птолемею (последний во II веке н.э. привел удивительно точные сведения о географии волго-урало-каспийского региона). В итоге, «благодаря» Страбону, географические представления европейцев об этом регионе оставались поразительно примитивными вплоть до XIII века. Парадоксально, но великий географ Страбон Амасийский сослужил не очень хорошую службу физической географии северных стран.

 

Самые интересные и достоверные части труда Страбона - те, которые написаны им как очевидцем.